02.10.2020

Газета Вишгород

Офіційний сайт газети Вишгород, Новини, архів

«Сексот СБУ», заявивший о вымогательстве мэром Вышгорода, сидит в СИЗО и просит генпрокурора допросить его

Анатолий ГАВРИШ, «ФАКТЫ»

18.02.2017

В среду, общаясь с журналистами после подбившего итоги прошлого года совещания в Генпрокуратуре, руководитель этого ведомства Юрий Луценко заявил, что дал поручение своим подчинённым довести в этом году до логического завершения «дело Момота». И в тот же день подчинённые генпрокурора предъявили мэру Вышгорода Алексею Момоту новое подозрение. Ему, как и раньше, инкриминируют вымогательство и получение крупной взятки. Той же самой, которую, якобы, мэр вымогал и почти получил прошлой весной, за что и был задержан, арестован Печерским судом и выпущен под пятимиллионный залог. Впоследствии Апелляционный суд Киева отменил и арест, и залог, поскольку «досудебное расследование совершалось неуполномоченным органом досудебного расследования, при этом некачественно и с существенными нарушениями требований Уголовного процессуального Кодекса Украины».

Новое подозрение от старого практически не отличается. Разве что фамилией подписавшего его прокурора «неуполномоченного органа досудебного расследования». Но есть и серьёзное изменение — ранее о вымогательстве у него взятки Момотом заявлял замдиректора ООО «Евробуд 77» Дмитрий Семенчук. А теперь заявителем числится Константин Рапота. Работавший замдиректором «Евробуда» под именем… Дмитрия Семенчука. Не исключено, что предъявив новое подозрение следствие просто хочет оттянуть срок досудебного расследования.

Печерский суд столицы принял к рассмотрению ходатайство об избрании подозреваемому меры пресечения. Но вызывать сменившегося заявителя (или заслушивать его по видеоконференции) отказался. Прокуратура требовала круглосуточного домашнего ареста, однако следственный судья Олег Белоцерковец решил ограничиться личным обязательством Момота являться к следователю, сообщать ему о смене места проживания или работы, не общаться со свидетелями по своему делу, а также не выезжать за пределы Вышгорода без разрешения следователя, прокурора или суда до 14 апреля.

Именно в этот день истекает годичный срок, установленный для досудебного следствия по предыдущему подозрению — 14 апреля прошлого года Алексей Момот был задержан в результате спецоперации СБУ и прокуратуры. По данным спецслужбы, вымогатель требовал миллион евро от «представителя одной из строительных компаний за нерасторжение договора на аренду земельного участка и несоздание препятствий при застройке микрорайона».

Четырех посредников задержали в центре Киева, когда они перечисляли в отделении одного из банков первую часть взятки в размере 200 тысяч евро. Еще одного пособника задержали сотрудники Главного управления СБУ в Киеве и Киевской области — в одном из ресторанов, когда представитель застройщика передавал ему документы на имущественные права нежилой недвижимости общей площадью 2800 кв.м. стоимостью более 700 000 евро. Самого вышгородского мэра сотрудники СБУ задержали в его служебном кабинете.

Момот заявил о своей невиновности. Мол, его задержание инициировано людьми, ранее незаконно получившими гектары городской земли, которую он при поддержке горсовета возвращает обратно. А глава Вышгородской райадминистрации Александр Горган (ныне — губернатор Киевской области) рассказал, что конфликтная ситуация возникла «из-за результативной деятельности главы города по прекращению самовольного строительства, незаконного землепользования и многолетних коррупционных схем. Застройщики сговорились убрать его с должности, используя правоохранительные органы». По мнению Горгана, продемонстрированные правоохранителями фото- и видеоматериалы никак не указывают на причастность Момота к получению взятки. А задержанные с деньгами люди, которых называют помощниками мэра, не имеют к нему никакого отношения.

Кстати, незадолго до задержания у мэра и горсовета возник конфликт с одним из застройщиков. Как заявил на пресс-конференции заместитель Момота Алексей Рачинский, у компании «Вышгородгорреконструкция-1» было «не все в порядке по документам. Мы раньше указали им приостановить строительство, пока не оформят все документы. Тогда они заявили, что еще покажут нам, кто есть кто». Разногласия возникли из-за того, что в Прожекторном переулке застройщику отвели участок, на котором уже есть жилые дома. Как утверждают сторонники мэра, остановить строительство Момот не мог, но пытался отстаивать интересы живущих на участке людей. Он предполагал, что против него готовится провокация, ему попытаются дать взятку, и поэтому оборудовал в своем кабинете круглосуточное видеонаблюдение.

Именно из-за такой осторожности мэра спецслужбе пришлось использовать подставных «посредников» и «взяткодателей», считают его сторонники. Они провели вече, на котором горожане выразили недоверие прокурору Киевской области, «под чьим крышеванием фальсифицируется дело», и потребовали от прокуратуры соблюдать законодательство и передать материалы в НАБУ. Горожан поддержали власти города, района, и даже облсовет, кабинет председателя которого обыскали в связи с «делом Момота». После чего Генпрокуратура заявила о недопустимости вмешательства депутатов в работу правоохранительных органов и пригрозила им уголовным преследованием.

В заседаниях суда, где Алексею Момоту определяли меру пресечения, а также отстраняли от должности, выяснились новые подробности. По версии следствия, к правоохранителям обратился замдиректора компании «Евробуд» Дмитрий Семенчук, заявив, что у него вымогают деньги, угрожая отобрать у компании участок в Прожекторном. Защита попросила допросить заявителя в суде, но тот так и не появился, заболев. Зато выяснилось, что у компании, где работает Семенчук, никто отобрать участок не может, поскольку документы на него выдавались «Вышгородгорреконструкции-1». А «Евробуд» всего лишь нанят выполнять на нём работы.

Печерский суд по требованию прокуратуры отправил Момота под арест на 60 дней с правом внесения залога в 5 миллионов гривен. Однако вскоре деньги собрали, и он вышел из Лукьяновского СИЗО (по информации Александра Горгана, 2,585 млн грн. внесла супруга народного депутата Ярослава Москаленко, 1,4 млн грн. — народный депутат Юрий Деревянко, 1 млн грн. — местный предприниматель Сергей Костырко и 15 тыс. грн. — жители Вышгорода через счет жены мэра Марины). А через несколько дней тот же суд отстранил Момота от должности.

Решения об аресте с залогом и отстранении тут же были обжалованы. Однако к рассмотрению жалоб Апелляционный суд смог приступить не сразу. Сначала потому, что материалы дела по распоряжению замгенпрокурора были переданы в НАБУ — именно Антикоррупционное бюро по закону должно было его расследовать. И детективам, и новым представителям обвинения из Специализированной антикоррупционной прокуратуры нужно было время для ознакомления с ними. Потом — потому что антикоррупционный прокурор Назар Холодницкий вернул материалы обратно в прокуратуру Киевской области. Намекнув при этом, что не хочет заниматься заведомо проигрышным делом. А проигрышным потому, что следствие велось с нарушением законодательства.

Чуть позже, кстати, САП и НАБУ выступят с совместным заявлением относительно «дела Момота» и ряда других. В котором чётко укажут, что закон запрещает расследовать дела, подследственные НАБУ, другим органам досудебного расследования. И поэтому Антикоррупционные бюро и прокуратура не будут истребовать такие дела, открытые другими органами, а направленные им будут возвращать и впредь. Поскольку «ответственность за результаты этих досудебных расследований должны нести те органы, которые начали их с нарушениями закона», а «собранные ими доказательства являются безальтернативно недопустимыми», и «подобные действия делают невозможным проведение качественного расследования и вынесение справедливого приговора».

Несмотря на всё нежелание обвинения предоставить суду своего главного свидетеля, по заявлению которого открыли уголовное производство, адвокаты Момота смогли самостоятельно найти Дмитрия Семенчука. Однако Семенчук, чьи паспортные данные и идентификационный код полностью совпадают с указанными в документах обвинения, утверждал, что никогда не работал в этом ООО, является безработным, иногда торгуя овощами на рынке, и никакого заявления против Момота не писал. «Это не мой почерк и не моя подпись», — заявил свидетель суду, когда ему показали заявление о вымогательстве.

Представитель прокуратуры в ответ заявил — приведённый защитой Семенчук действительно не имеет к делу никакого отношения, несмотря на то, что в материалах указаны его данные. Настоящий, мол, заявитель является секретным сотрудником, поэтому взял себе псевдоним: «Он не может сейчас присутствовать на суде, так как выполняет ответственное задание СБУ в тылу врага в зоне боевых действий. Поэтому его фамилия была изменена». Каким образом к секретному сотруднику спецслужбы попали чужие паспортные данные, обвинение не пояснило. Однако сам Семенчук рассказал, что зимой 2016 года на некоторое время оставлял свой паспорт в залог за 200 долларов. А когда узнал о «своём» участии в «деле Момота» — подал заявление в Печерское райуправление полиции о незаконном использовании его паспортных данных и идентификационного кода. После таких свидетельств Апелляционный суд летом прошлого года отменил решения об аресте, залоге и отстранении от должности Момота.

А тем временем защита подозреваемого во взяточничестве мэра смогла найти и настоящего заявителя. Но не в «тылу врага в зоне боевых действий», а в обычном харьковском СИЗО. Как заявил в октябре на пресс-конференции народный депутат Юрий Деревянко, зовут его… Константин Рапота. Сам Рапота письменно заявил: якобы в 2013 году против него фальсифицировали уголовное дело в харьковской милиции, поэтому он скрывался в Киеве. Но здесь несколько сотрудников СБУ «вычислили» его и стали шантажировать, вымогая деньги. Потом заставили заниматься незаконными коммерческими операциями: продажей квартир без ведома хозяев, ворованного сахара, машин с перебитыми номерами. А также — шантажом и фабрикацией уголовных производств. В частности — весной прошлого года они выдали Рапоте паспорт на имя Дмитрия Семенчука, устроили на работу в «Евробуд-77» и сразу же вынудили написать заявление о вымогательстве Момотом денег.

Заказчиком «дела Момота», по словам Рапоты, стал «неофициальный хозяин» фирм-застройщиков, решивший убрать мэра с должности. Он заплатил работникам СБУ сто тысяч долларов, а те, в свою очередь, 30 тысяч передали за содействие сотрудникам прокуратуры. Когда же история с поддельными документами всплыла — сбушники заставили Рапоту написать явку с повинной в правоохранительные органы о том, что он сам подделал себе документы, используя программу защиты свидетелей. После чего упрятали за решётку и угрожая расправой вынуждают давать нужные им показания.

В настоящее время Константин Рапота заходится в СИЗО Харькова и боится за свою жизнь, о чём написал генпрокурору Юрию Луценко. В письме он просит допросить его сотрудниками Генпрокуратуры и указывает, что готов предоставить информацию о коррупционных и других незаконных действиях ряда сотрудников СБУ и прокуратуры Киевской области, включая заместителя прокурора, в обмен на гарантии безопасности.

Фото Liza Bogutskaya / Facebook

Также письмо Рапоты было предоставлено в НАБУ вместе с заявлением Алексея Момота о незаконных действиях сотрудников спецслужб и правоохранительных органов. Как рассказали вчера «ФАКТАМ» в Антикоррупционном бюро, заявление Момота было рассмотрено и «передано по подследственности».