08.03.2021

Газета Вишгород. ONLINE

Офіційний сайт газети Вишгород, Новини, архів. ONLINE

Бюджет-2016: жить станет лучше или веселей?

http://rus.newsru.ua/

1 декабря на сайте Министерства финансов Украины появился “черновик” государственного бюджета на 2016 год, который должен был оказаться в парламенте не позднее 15 сентября 2015 года. Задержка связана с тем, что параллельно разрабатывается новый Налоговый кодекс, по которому Украина должна начать жить с 1 января 2016 года. Этот документ, готовящийся в Минфине, всё ещё не попал в Верховную Раду, несмотря на то, что действующий Налоговый кодекс запрещает вносить изменения в налоговое законодательство позднее чем за 6 месяцев до начала нового бюджетного периода, то есть – до Нового года.

Сорвав все сроки подготовки и принятия как налоговых изменений, так и бюджета на 2016 год, Украина в очередной раз поставила под сомнение получение следующего транша от МВФ. В фонде дали понять, что продолжение финансирования Украины будет возможно только после принятия бюджета, и, соответственно, фискальных новшеств. Естественно, и первое, и второе должны соответствовать видению МВФ. Обнародованный 1 декабря проект бюджета как раз и является компромиссом с главным кредитором, а его принятие должно разблокировать финансирование Украины.

Документ был свёрстан с учётом макроэкономических прогнозов МВФ и налоговой реформы по версии Минфина, которая предлагает унифицировать ставки основных налогов (НДС, подоходный налог физлиц, единый соцвзнос, налог на прибыль предприятий), установив их на уровне 20%. То есть снижение единого соцвзноса (ЕСВ) будет компенсировано повышением ставок других налогов. В проекте бюджета запланирован умеренный рост расходной и доходной части, что соответствует прогнозируемому на 2016 год уровню инфляции.

Дмитрий Боярчук, исполнительный директор Центра социально-экономических исследований “CASE Украина” считает проект бюджета реалистичным. “Там нет излишнего оптимизма. Рост доходов в основном предполагается за счёт расширения налоговой базы и инфляции. Влияние этого бюджета на граждан и бизнес будет нейтральным. Его основная задача – снизить единый соцвзнос (ЕСВ), при этом сохранить уровень дефицита госбюджета в 3,7% ВВП и остаться в программе МВФ. Но даже это большой шаг вперёд. Особенно в нашей ситуации”, – отмечет Боярчук.

Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвесткомпании Concorde Капиталока уверен, что пока нет достаточных оснований считать, что доходная часть бюджета является выполнимой. С другой стороны, расчеты доходной части прошли инспекцию МВФ, специалисты которого обычно очень сдержаны в своих прогнозах.

“Новый бюджет построен на сниженном ЕСВ (до 20%. – ред.). Бизнес, конечно, хотел бы более радикального снижения налогов, но и это тоже неплохой шаг. Возможно, кто-то из предпринимателей даже захочет выйти из тени. Но, очевидно, для крупных агрохолдингов следующий год простым не будет – налоговое бремя на них возрастёт”, – говорит Паращий.

По мнению Марии Репко, заместителя директора Центра экономической стратегии, заложенный в проекте рост номинальных доходов и расходов бюджета более-менее сопоставим с ожиданиями МВФ по инфляции на следующий год. Она отмечает, что о существенных радикальных изменениях по опубликованному документу судить сложно. “Будет интересно посмотреть на влияние нового Налогового кодекса и изменения структуры финансирования и расходов бюджета. А это можно будет увидеть не в опубликованных агрегированных данных, а в таблицах-приложениях, обнародования которых мы сейчас ждём”, – считает Репко.

“Мы хотели бы увидеть снижение доли перераспределения ВВП через госбюджет. Очевидная низкая институциональная эффективность государства и выраженный общественный запрос на снижение налогов делают настоящее время самым подходящим для подобной реформы”, – говорит эксперт. Об этом пишет Мария Бабенко в статье “Под колпаком у МВФ. Что обещает украинцам проект госбюджета-2016” в издании “Фокус”.

Проект бюджета на следующий год, опубликованный Минфином на этой неделе, вызвал у украинцев немало вопросов. И самый главный из них касается курса – 24,1-24,4 грн. за доллар. Украинцы недоумевает: как же так? Ведь уже сегодня курс в обменниках гораздо выше – уже докатился до 25!

Эксперты поясняют: заложенный в бюджете курс – это всего лишь ориентир, с помощью которого можно прикинуть, сколько денег нам понадобится на обслуживание внешнего долга, ведь бюджет планируется в гривнах. И пристальное внимание к этому техническому показателю со стороны населения – сугубо украинская черта.

Социальные стандарты вырастут, хотя повышение будет мизерным. Нынешний прожиточный минимум 1330 грн. в месяц увеличится до 1399 грн. с 1 мая и до 1469 грн. с 1 декабря. Причем соцстандарты будут расти вдвое медленнее, чем другие расходы государства: 12,5% за год против 21,5%.

Есть и хорошая новость: рост цен, по прогнозам правительства, замедлится вчетверо и инфляция в 2016-м составит 12,5%. Кстати, по мнению экономистов, вложиться в эти цифры вполне реально.

Впрочем, принимать эти цифры за окончательные показатели Бюджета-2016 не стоит – ведь практика показывает, что они будут меняться, и не раз. По мнению директора Института экономических исследований и политических консультаций Игоря Бураковского, основных причин тому две.

Первая – условно говоря, международная. Дело в том, что в процессе доработки документа появляются новые данные по экономической ситуации. И в этом нет ничего удивительного, это нормальная практика хотя бы потому, что прогнозы по экономике на начало, середину и конец года различаются.

Вторая причина – типично украинская. Как только документ попадает на парламентское обсуждение, тут же начинается давление со всех сторон – немало политиков с помощью бюджета пытаются решить свои частные вопросы. Об этом пишут Наталья Мичковская, Елена Галаджий, Виктор Тимофеев, Алиса Кириленко в статье “Громкие события приближающейся зимы” в газете “Комсомолськая правда в Украине”.

В тех условиях, в которых оказалась Украина, государство не может себе позволить бюджет, направленный на повышение благосостояния жизни за счет повышения социальных выплат, льгот и гарантий.

Бюджет всегда строился как “социальный”, однако на деле это всегда была очень бедная социальность в очень бедной стране, которая не может обеспечить реальную помощь, особенно учитывая масштабы коррупции в социальной сфере. То есть, как правило, увеличение соцзащиты влекло за собой лишь увеличение числа коррупционеров, потери национального богатства и, в результате, наоборот, ухудшение социальных стандартов.

Поэтому, в условиях экономического спада и снижения деловой активности ожидать “социальный бюджет” безнадежно. Надеяться на “бюджет роста” без существенных изменений в качестве управления экономикой тоже бесполезно.

“Бюджет развития – это такая украинская легенда. Нельзя вбухать деньги в какие-то сферы, в инфраструктуру в условиях коррумпированного государства, не реформированного. Потому что на выходе не будет ничего”, – уверен эксперт по госфинансам Общественной организации Реанимационный пакет реформ Павел Кухта.

Поэтому остается бюджет экономии затрат. Это бюджет, как отмечают эксперты, который устраняет государство от тех сфер, где оно плохо работает, делает его расходы более эффективными.

“Мы еще не видели приложений к законопроекту, но из самого проекта бюджета уже в принципе видно, что он является реформистским”, – говорит Кухта. Он объясняет это ожиданиями от запланированной налоговой реформы, но даже если ее не будет как таковой, то действующим законодательством предусмотрено снижение ЕСВ, то есть нагрузка на заработную плату снизится.

“И будет снижение расходов Госбюджета. Потому что снижение ЕСВ до 20% обязательно падает дефицитом на Пенсионный фонд, который должен упасть на государственный бюджет. И, при этом, доля этих расходов бюджета в ВВП не растет, а это означает, что сокращены на эту сумму другие расходы”, – продолжает Кухта. То есть в бюджете запланировано сокращение статей неэффективных и коррупционных расходов, что и является одной из ключевых реформ в Украине.

Кроме того, в нем снижаются так называемые квазифискальные расходы – расходы на Нафтогаз, рекапитализацию банков и Фонда гарантирования вкладов физических лиц. То были временные расходы, и тот факт, что они снижаются, является хорошим сигналом, ведь Национальному банку Украины больше не придется печатать деньги, чтобы покрывать эти расходы. Также сокращаются поступления, которые НБУ должен перечислять в Минфин, а следовательно под это также не нужно будет проводить эмиссию нацвалюты.

С другой стороны, как отмечают эксперты, в течение 2015 года страна так и не увидела целеустремленных усилий, направленных на выявление неэффективных потерь бюджета. Не была проведена инвентаризация государственных трат и публично не доказана их неэффективность, что продемонстрировало бы, что и где государство должно сокращать, чтобы уменьшить расходы средств налогоплательщиков.

Накануне Министр финансов Наталья Яресько заявляла, что, чтобы провести налоговую реформу, Минфин должен был найти возможности для уменьшения расходов на более чем 60 млрд грн – на сумму уменьшения налоговых поступлений в бюджет после снижения ставок налогов, но не вследствие реформ других сфер и отраслей.

“Министерствам и ведомствам до сих пор сложно сокращать свои расходы и оптимизировать процессы, потому что работа над реформами является недостаточно сфокусированной и эффективной. Все это отражается на расходной части бюджета, которая, очевидно, могла быть меньше”, – говорит исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации (ЕБА) Анна Деревянко.

В частности, неэффективные процессы, которые есть в стране, не в последнюю очередь вызваны неэффективной госслужбой – низкооплачиваемой, склонной к коррупции по умолчанию, необеспеченной технически самым необходимым. “В стране, кроме приоритета финансирования национальной безопасности и обороны, должна быть приоритетом реформа государственной службы. И на этом экономить не стоит, можно экономить на чем угодно, но государственная служба должна финансироваться достойно”, – отмечает руководитель налогово-юридической практики Ernst & Young Владимир Котенко.

Пока что самыми крупными статьями расходов, как отмечали в Минфине, остаются социальные расходы, расходы на образование и медицину. Их уменьшение невозможно без структурных и комплексных реформ. Однако такие болезненные реформы непопулярны у населения, а следовательно непопулярные и у популистов в парламенте и Правительстве, поэтому блокируются самими провластными силами. Также, по словам экспертов, именно Министерство социальной политики и профильные министерства пытаются тормозить эти реформы. Наблюдается противостояние тех, кто не заинтересован в сокращении своих расходов.

“Мы видим в Бюджете определенное перенесение финансирования профессионально-рабочего образования на местные бюджеты. И в целом это выглядит так, как попытка определенным образом реформировать систему финансирования образования, чтобы сделать ее более эффективной, – приводит пример Кухта. – Расходы на медицину мы увидим уже на уровне приложений к Проекту бюджета. Фактически они согласованы на уровне Правительства, надо понимать, что линейные министерства защищаются от ключевой реформы – верификации всех получателей социальных льгот, выплат и пенсий, которая может сэкономить вплоть до десятков миллиардов гривен. А есть все основания полагать, что там действительно большие объемы коррупции”. Об этом пишет Леся Выговская в статье “Бюджет-2016: улучшение жизни не запланировано” в издании “Новое время”.