29.09.2020

Газета Вишгород

Офіційний сайт газети Вишгород, Новини, архів

Татьяна Вольтская. Стихи к Украине





Наша благодарность – автору, доверившему нам первопубликацию этого цикла стихов. А. Алексеев.
 
Татьяна Вольтская. Стихи к Украине

А вот и Великий пост – как канатный мост

Над кровью братьев, текущей через блок-пост

До самого Киева: огненная река.

Качается мостик.

Выжжены берега.

Качается маятник-сердце меж берегов.

Читаем сводки. Молимся за врагов.

Как страшно ступить вперед –

                                                  и ступить назад,

И ветер в ушах грохочет: «А где твой брат?»

СТИХИ  К  УКРАИНЕ

 

 1

 

Ледяной, как шампанское, воздух,

Веселит и щекочет в носу –

Пузырьками созвездий на острых

Угловатых деревьях в лесу.

 

Что нас ждет в наступающем мраке,

Когда вдруг улетучится хмель?

Поезд катится. Лают собаки.

Не колышется черная ель.

 

Мы еще поскучаем в сторонке,

Повздыхаем, скрывая зевок.

С Украины летят похоронки

Тихо-тихо, как первый снежок.

 

Зарывают – без славы, без чести,

Как собак, вез венков и знамен,

Даже матери  и невесте

Зарыдать не дают. Напоен

 

Трупным запахом, сладкой нирваной

Спящий берег, и луг, и холмы.

И не надо кивать на тирана,

Потому что тиран – это мы,

 

Молчаливые тихие люди,

Тихо к сердцу прижавшие Крым.

Мы не слышим раскатов орудий,

Нас навеки согрел и укрыл

 

Тихий свет голубого экрана:

Ну-ка, сон золотой нам навей!

Нам труднее подняться с дивана,

Чем на смерть отдавать сыновей.

 

Тихо спим, засветить не готовы

Кулаком в этот глаз голубой,

Только черные ели, как вдовы,

Окружают нас плотной толпой.

 

Спит и брат, убивающий брата,

Только ветер пускается в пляс,

Только ярое око заката

Разгорается, глядя на нас.

 

 

2

 

Слова-то во рту – Мариуполь,

Луганск – ветерок, сахарок:

Не тают – взлетают под купол

Лазурный – и в горле комок.

 

Играли словами – украли

Полцарства, хлебнувши с утра

Для храбрости. Слышишь, Украйна,

Мне стыдно – ты слышишь, сестра?

 

Играли словами – случайно

Убили под крики «ура!»

Им нравится это. Украйна,

Мне страшно – ты слышишь, сестра?

 

Как будто в чужую квартиру

Забрался домушник – боюсь,

Что он окровавит полмира,

Войдя незаметно во вкус,

 

Катя, как арбузы и дыни,

Ворованные города.

Мне стыдно, Украйна, мне стыдно,

Да толку-то что от стыда?

 

 

3

 

С утра до вечера

Глотаем жир

Засевшей в печени

Осклизлой лжи.

 

Чтоб брат на брата шел,

Кровав, угрюм,

От Львовской ратуши

До самых Сум,

 

Чтоб ошарашенно

Гробы таскал

В солдата ряженный

Хохол, москаль,

 

Тасуют картами

Нас шулера –

Живыми, мертвыми –

Сдавать пора,

 

Сияют, потные,

Как на пиру.

О, дайте рвотное,

Или умру.

 

 

4

 

Он хочет не Украину – он хочет нас.

Понурые спины десантников, гроб, Камаз

 

С гуманитаркой, учения, бред команд.

Он хочет, чтоб мы лизали до самых гланд.

 

Она утонула. Они заблудились. Кость

За костью – в отверстые глотки, куда Норд-Ост

 

Легко провалился, и где не застрял Беслан,

А после – что хочешь,  схавают, и Билан

 

Споет погромче, чтобы не слышать вой

На свежих могилах. Не целочки. Не впервой.

 

А впрочем, могил не будет, а будет сонм

Пропавших без вести, тающих, будто сон,

 

Крича без звука, чужою землей давясь.

Он хочет, чтобы мы знали: мы просто грязь,

 

Мы просто пыль дорожная, никогда

Не плюнем ему в лицо, и слюна не та.

 

Он хочет, чтоб мы поверили, что и мы –

Такая же нежить, такие же сгустки тьмы,

 

Как скользкая вертикаль приближенных морд,

Как он, не имущий сраму, поскольку – мертв.

 

 

5

 

Вот и конец нежданному

Бабьему лету. Рука

Гладит землю – Адамову

Голову. Облака

 

Запеклись, как на противне,

В обмороке – трава.

Киев, ты – моя родина,

Так же, как и Москва.

 

Чем беззаботней оттепель,

Тем тяжелей – назад,

В холод пещерный. Кто теперь

Скажет – не виноват?

 

Каиновы ли отпрыски

Там, посреди стрельбы?

В отпуске были, в отпуске,

В лес пошли по гробы.

 

Скажем опять – не ведали,

Спали, были пьяны

Или не сыты бедами?

Разве не мы войны

 

Жаждали? Ох, похмельная

Долго еще башка

Будет вертеться мельницей,

И расплата – тяжка:

 

Все, что вчера украдено,

Завтра – назад нести.

Киев, ты – моя родина,

Если можешь – прости.

 

 

А вот и Великий пост – как канатный мост

На кровью братьев, текущей через блок-пост

До самого Киева: огненная река.

Качается мостик.

Выжжены берега.

Качается маятник-сердце меж берегов.

Читаем сводки. Молимся за врагов.

Как страшно ступить вперед –

                                                  и ступить назад,

И ветер в ушах грохочет: «А где твой брат?»

 

Татьяна Вольтская