20.09.2020

Газета Вишгород

Офіційний сайт газети Вишгород, Новини, архів

Три гипотезы о состоянии массового сознания в российском обществе





Все три гипотезы принадлежат не социологам, а писателям, а именно: Дмитрию Быкову, Льву Рубинштейну и Денису Драгунскому, – и высказаны каждым в передаче радио «Свобода» 4 января 2015. . При всем их различии, эти гипотезы преджставляются нас скорее взаимодополнительными, чем взаимоисключающими. А. Алексеев.
 
Три гипотезы о состоянии массового сознания в российском обществе

На снимке: Д. Быков

Из передачи радио «Свобода» «Интеллигентный диагноз обществу»

Динара Ситдикова

…Писатель Дмитрий Быков говорит, что россиян, на самом деле, интересуют лишь их личные дела, и власть они вовсе не поддерживают, вопреки распространенному среди либерально настроенных граждан аргументу о том, что большинство поддерживает политику властей.

– Я бы вообще предложил отказаться от этого довольно странного заблуждения, которое до сих пор почему-то разделяют многие люди, говорящие и пишущие о России. Весь этот разговор про 80% или 98% населения, которое поддерживает власть. Во-первых, мы все понимаем, что это статистическая ерунда, такого не бывает. Во-вторых, мы понимаем, что российское население к любой социологии довольно устойчиво, оно не занимается политикой, оно живет своей жизнью, отдельной от общества, отдельной от власти. Общество – это небольшая часть населения, которая что-то осознает и что-то делает. А большая часть российского населения занимается своими делами, платит власти налоги и взятки за то, чтобы власть ее не трогала, и живет в соответствии с календарным циклом. То есть всегда берет сторону сильного, и, как правильно было сказано у квазифилософа Розанова, летом собирает ягоды и варит варенье, а зимой пьет с этим вареньем чай. Вот мне кажется, что такая жизнь имеет свои преимущества. Она, конечно, предостерегает Россию от слишком бурной политической жизни, но зато гарантирует ее несползание в настоящий жестокий тоталитаризм. Его здесь никогда не будет, потому что власти никто по-настоящему не верит. Все эти данные о поддержке – это, на самом деле, данные о нейтралитете. Потом народу надоест, и он без всякой социологии быстро все поменяет. Я не вижу пока никаких предпосылок к тому, чтобы в России политическая система изменилась. Она немножко начинает меняться благодаря интернету, люди начинают расширять более-менее средний класс, им становится не до такой степени все равно, на них влияют мировые события. Но надо сказать, что из России выезжает, обладая загранпаспортом, не более 20% населения. Вот эти 20% чем-то интересуются и что-то хотят менять, а остальные пока, насколько мне понятно, адаптируются к этому повторяющемуся историческому циклу. Ни оппозиционной, ни проправительственной активности здесь нет. Есть огромная страна, которая живет по своему календарю.

“Шемякин суд” – это про Россию. Здесь всегда все решается между собой

– А как быть с этими частными делами, которые мешают жить обычному гражданину, когда следователи могут завести дело по любому поводу?

– Ничего совершенно с этим сделать невозможно. Здесь, если захотят, в любой момент посадят, совершенно не заморачиваясь ни правдоподобием, ни судом, процедура которого извращена и пародийна. В России нет никакого закона, который бы обязывал правосудие судить право. В России нет никакой надежды на суд. “Шемякин суд” – это про Россию. Здесь всегда все решается между собой.

С Дмитрием Быковым не согласен поэт Лев Рубинштейн: российское общество просто инфантильно, считает он, а “некоторые взрослые всегда остаются детьми”. У Льва Рубинштейна есть своя концепция поведенческой модели россиян:

– В большей массе наше общество, к сожалению, поражено инфантильным, подростковым сознанием, характерным некоторой разорванностью причинно-следственных связей. Все, конечно, недовольны, но никто не понимает почему. Например, один и тот же человек может сидеть вечером у телевизора, с абсолютным доверием относиться к сообщениям о том, что американская экономика то ли рухнет завтра, то ли уже рухнула, а утром побежать покупать доллары. Эти вещи в мозгах многих людей никаким образом не связаны. Это очень тревожная черта общественного сознания.

– Весь последний год говорили чуть ли не только об Украине и о том, что связано с Украиной, о том же падении рубля.

Детям это свойственно: ты с разбегу трескаешься головой о шкаф и уверен, что виноват в этом шкаф

– Украина стала таким кривым зеркалом нашей страны. Украины во все времена истории была слишком близким родственником, и вдруг выяснилось, что Украина другая страна не только формально, но и вообще другая, и это почему-то огромное количество людей не то чтобы оскорбило, но как-то травмировало. Я весной раза три бывал в Киеве и во Львове, и я бы и без того, конечно, не верил телевизионной пропаганде, но когда видишь это сам, поражаешься удивительному контрасту всего этого мифа, который создают СМИ, с реальностью. Там все совсем иначе. Таковы же мифы о Западе, об Америке. Америка, безусловно, страна с большим количеством проблем, но отличие нашего общества от общества Запада в том, что они о своих проблемах хорошо знают и относятся к ним соответствующе. А у нас проблемы общество воспринимает как предмет гордости. Вот, например, в моем коммунальном детстве был один пьяница: когда он сильно напивался, то бегал по коридору и кричал, что все кругом пьяные. Это защитная реакция, когда ты своей проблемой нагружаешь другого. Детям это свойственно: ты с разбегу трескаешься головой о шкаф, и уверен, что виноват в этом шкаф.

Речь не о том, что доллар подскочит еще на 25 рублей, – черт бы с ним. Вот если вдруг в один прекрасный день перестанут подавать воду и электричество, тогда люди начнут брать свою жизнь в свои руки. Не иначе

Писатель Денис Драгунский придерживается иной позиции: общество не инфантильно. По мнению писателя, инфантильность российского общества – это распространенный миф:

– Общество, как часто бывает, обращает внимание на то, на что обращают внимание его поводыри и пастыри. Общество само по себе не способно среагировать. Хотя в магазине, поликлинике, парикмахерской, в маршрутке, такси люди говорят обо всем, что их тревожит, настоящую реакцию создает телевизор. В России общество вообще очень сильно привязано к телевизору. Кроме того, наше общество не приучено к самостоятельности.

– У нас общество не взрослеет, вы это имеете в виду?

– Нет, это очень общие слова. У нас технология взаимодействия общества и власти, механизмы взаимодействия внутри общества таковы, что людям выгоднее оставаться пассивными.

– Может измениться ситуация в какой-то обозримой перспективе?

– Может, но не дай бог. Она может измениться только в случае серьезной экономической катастрофы. Речь не о том, что доллар подскочит еще на 25 рублей, – черт бы с ним. Вот если вдруг в один прекрасный день перестанут подавать воду и электричество, тогда люди начнут брать свою жизнь в свои руки. Не иначе, – сказал Радио Свобода Денис Драгунский.