В сопредельной Украине на стороне луганских ополченцев воюет уроженец из Йошкар-Олы. Что подвигло нашего 53-летнего земляка Виктора (фамилию он просил не называть. – «КГ») отправиться воевать на чужбину под позывным «Браконьер», он рассказал в интервью «Красному городу».

«Братское сердце»

Связаться с «Браконьером» было непросто. Мобильная связь в Луганске, мягко говоря, не очень, поэтому интервью корреспондент «КГ» взял через социальную сеть. Разговор собеседник начинает душевным приветствием, очевидно принятым в среде ополченцев. «Здравствуй, братское сердце!», – пишет суровый боец. – «Несколько минут назад закончился обстрел из САУ (самоходных артиллерийских установок. – «КГ») и минометов, голова гудит, и сейчас плохо соображаю». После этого «Браконьер» надолго исчезает, видимо, обстрел вновь начался. Но спустя несколько часов переписка возобновляется.

«Красный город»: – Что вас подвигло поехать на восток Украины? Может, у вас есть родные и близкие в зоне конфликта?

«Браконьер»: – В Новороссию поехать меня подвигла совесть. Стыдно смотреть, как народ уничтожается фашистами, а правительство и простые граждане наблюдают, будто это шоу в прямом эфире. Если бы не поехал, то пришлось бы защищать от фашистов Йошкар-Олу. Наверное, это был порыв, но, приехав сюда, я увидел, что действительность гораздо хуже, чем это представлялось из России. А родных и близких у меня здесь миллионы, сплошь братья и сестры.

«КГ»: – У вас уже был опыт участия в боевых действиях?

«Б.»: – Я служил в армии, прошел хорошую подготовку. Но это было так давно! Учиться элементарному пришлось заново, как всем. Мы – ополчение, ведь опыта боевых действий в нашем подразделения ни у кого нет. Опытных бойцов здесь очень мало. Гражданскому человеку взяться за оружие и воевать не только тяжело, но и страшно! Я не исключение.

«КГ»: – Как вы попали в ополчение?

«Б.»: – На Донбассе я полтора месяца. Попасть сюда было сложно. И опасно. Я гражданин России, а значит автоматически после пересечения границы приговорен. Но есть знакомые, а у моих знакомых – свои знакомые. Вот так по цепочке и оказался в станице Луганской. Организованного приезда здесь нет, кто как может, так и добирается. Сколько здесь пробуду, не знаю. Сколько времени надо, чтобы добить фашистов? Дорога домой лежит через Киев!

Арифметика войны

«КГ»: – Ополчение – это организация с четкой структурой и военной дисциплиной или не вполне организованная группа единомышленников?

«Б.»: – Ополчение неоднородно. Есть четкие, уже сложившиеся воинские структуры, например, батальон «Заря», которому подчиняется наше подразделение. Есть независимые отряды ополченцев, казачьи подразделения. Объединяет всех борьба с фашизмом. Сразу скажу – у нас ополчение, а не регулярная армия. Отсюда плюсы и минусы. Против нас регулярная армия с иностранными наемниками и карательными батальонами фашистов, и мы их бьем! Может, в чем-то мы и не вполне организованы, но то, что единомышленники – однозначно.

«КГ»: – Хватает припасов, продуктов? В каких условиях вы живете?

«Б.»: – Очень помогает местное население. Сейчас активно помогают граждане России, присылая помощь. А насчет обеспечения так: сначала в нашем подразделении были только ножи и охотничьи ружья. Теперь мы вооружены, и неплохо. Каждый бой – это не только победы и потери, но и трофейные части «национального» костюма фашиста – автомат и боеприпасы. На этой войне появилось новое понятие – «отжать» технику. «Отжимаем» в бою даже танки! Обеспечение, конечно, не ахти какое. С боезапасом плохо, но чем больше боев, тем больше у нас обеспечения. Арифметика народной войны.

«КГ»: – Кто ваши боевые товарищи, люди каких профессий?

«Б.»: – В моем подразделении представители разных профессий – от рабочего до бизнесмена. Командир, создавая наше подразделение, потратил все свои средства. Много родовых казаков. Возраст – от 18 до 70 лет. Все добровольцы. Доля приезжих минимальна, менее одного процента. Основа нашего подразделения – мужчины станицы Луганской.

«КГ»: – На одном из фото вы с товарищами стоите под знаменем с ликом Христа. Ваш отряд состоит исключительно из православных?

«Б.»: – В основном у нас бойцы православного вероисповедания, но не исключительно. Это народная война. Среди моих братьев есть и свидетели Иеговы! Можешь себе представить такое? Есть представители всех конфессий! Враг один – коричневое чудовище, питаемое германской «демократией». Что еще больше поражает, здесь люди разных политических взглядов! Где ты увидишь в России, чтобы национал-патриот и русский либерал прикрывали собой друг друга? Здесь мы поняли, что цвет крови у всех один, и народ мы – один. Принцип формирования отряда един – придя к нам, становишься братом. Хотя алкоголиков и наркоманов не принимаем.

Умнее не придумать

«КГ»: – Как сейчас развиваются боевые действия? Ополчение больше атакует или обороняется?

«Б.»: – Характер боевых действий изменился. Мы не только обороняемся, но и стали контратаковать. Постоянная диверсионная работа выводит из строя много фашистов. Все чаще они, отступая, оставляют нам технику, поэтому у нас тоже теперь есть тяжелая техника, и мы ее используем очень эффективно. Но в основном тяжелую технику используют фашисты, в этом у них тотальное превосходство. Основные наши потери от осколков, а у них – от пулевых ранений. Фашисты проводят диверсии, проникнув в город под видом мирного населения. Они сообщают СМИ о том, что якобы мы обстреливали сами себя! Умнее ничего не могут придумать.

«КГ»: – Вам приходится оборудовать позиции в жилых кварталах?

«Б.»: – Нет. Везде, где есть жертвы из числа мирного на- селения, ополченцев рядом не было. Это киевский геноцид против мирных граждан. Плененные украинские военные рассказывают, что им приказывают стрелять по домам для того, чтобы сеять панику и зачищать территорию для переселенцев из западных регионов. Это геноцид. Мы видим разорванные тела женщин и детей. Вот такой привет от «Поросенко»! Нигде, повторяю, нигде, где есть жертвы среди мирного населения, даже рядом не было ополченцев. Все наши позиции находятся вне населенных пунктов! Только штаб да госпитали в черте города.

«КГ»: – Как ваши родные отнеслись к решению присоединиться к ополчению?

«Б.»: – Решение приехать было моим, и с родными я его не согласовывал. Потом они меня поняли и теперь ждут обратно. Я виноват перед супругой, но по-другому было нельзя. Если читаешь это, прости еще раз, родная! Пойдем до Берлина!

«КГ»: – Что вы чувствуете, когда приходится воевать за тысячи километров от дома, фактически на чужой земле?

«Б.»: – Воюю я на русской земле против фашистов, и если понадобится, мы пойдем до Берлина! Наши деды не позволили построить рейх и мы не позволим. Я воюю на своей земле, на земле Новороссии против оккупантов. Это не конфликт! Это полномасштабная война против народа Новороссии во имя торжества фашизма. И мы обязаны ее закончить победой. Многие в России не понимают, что здесь происходит. Так не понимали и в 1937 году, когда горела Испания. И не будут понимать, пока фашисты не придут к ним домой. Почему понимают ребята из Сербии, из Италии, поляки? Они прислали добровольцев биться против фашистов, хотя поляков много и среди фашистских наемников. Приехали ребята из Германии, борются против фашизма. А либералы из России до сих пор удивляются, а что там происходит? Очнитесь! Идет реальная, а не компьютерная, война с фашизмом! Я понимаю запад – все, что плохо для России, для них хорошо, но они исходят из своих шкурных интересов. А Россия, Белоруссия и другие страны, пострадавшие от фашизма, ждут, когда Германия восстановит с помощью бандеровцев рейх? Ничего в мировой политике не произойдет, пока мы не победим. Европа спит и видит, как горит Россия. Она стравила братские народы, но ей это выгодно, а мы-то почему повелись? Правительство России спокойно смотрело, как зреют Йошкаролинец воюет в ополчении на Украине зерна фашизма на Украине и ничего не предпринимало!

«КГ»: – В Интернете много роликов о том, как ополчение оставляет занятые села и города. Российские СМИ показывают, что местное население встречает украинских военных с ненавистью, украинские – теплую встречу с цветами. Каково на самом деле отношение местных жителей к украинским военным и ополченцам?

«Б.»: – Картины радости мирного населения при встрече фашистов могут возникнуть только в больном мозгу. Если убили твоих родных, ты с радостью встретишь оккупантов? У нас ребята из местных и прекрасно знают, как делаются эти «натурные» съемки! И ты прекрасно знаешь. В СМИ работают «волшебники». Одни и те же события, но интерпретация разная. Не будут же они показывать закопанные рвы с добитыми своими ранеными. Приезжайте и поговорите с местными жителями. Они, конечно же, по-разному относятся к происходящему. Есть и такие, что выступают корректировщиками, убивая своих же соседей, но в основной массе – ненавидят Киев.

Во вторник в Луганске объявлен день траура по жертвам среди мирного населения. О том, что именно произошло в городе, корреспондент спросил «Браконьера».

«Б.»: – Обстрелян автовокзал, рынок, район троллейбусного парка, и площадь с памятником погибшим в Великой Отечественной. Не- сколько гражданских погибло. Несколько снарядов попало в район военкомата – погибло три ополченца. Поселок Мирный под Луганском фашисты обработали «градами». Что там было, можно представить, но смотреть невозможно. Все подробности даже не описать, так как обстрел каждый день, каждый день жертвы и самое страшное, к этому начинаешь привыкать.

«КГ»: – Ваш сын – выпускник военного училища. Как вы отреагировали бы на его намерение влиться в ряды ополчения?

«Б.»: – Я никого не зову на эту войну. Господь дал человеку свободу выбора, и пусть каждый выбирает свою дорогу сам. Я здесь для того, чтобы не пришло время идти на войну таким мальчишкам, как мой сын. К сожалению, в России недопонимают того, что здесь реально происходит. Поэтому хочу передать диванным патриотам и компьютерным героям привет от десятимесячного мальчика, убитого осколком в сердце. Привет от целой улицы станицы Луганской, стертой с лица земли «сушкой» (самолет СУ. – «КГ»). Привет от мальчишек, остановивших ценой собственных жизней танковые колонны под Металлистом. Привет вам и простите за то, что мы тоже очень хотим жить! И если нам не удастся остановить фашистов, то это придется сделать вам на Волге. Я не призываю защищать Новороссию, я призываю сделать хотя бы что-нибудь для России. Удачи тебе, братское сердце!

Виктор Мальцев